Вестник
избирательной комиссии
Самарской области
443001, г. Самара, ул. Садовая, д. 329 телефон редакции (846) 337-95-06

9 сентября 2018 года Выборы Губернатора Самарской области

Интеллектуальная собственность в предвыборной агитации: конфликт частного и публичного начала

Волков
Волков В.Э.
доцент кафедры государственного и административного права
Самарского государственного университета, к.ю.н

Системно-структурные особенности российского права приводят к неизбежному сочетанию в избирательной практике начал публично- и частноправового регулирования. К сожалению, далеко не в каждом случае это происходит гармонично и безболезненно, объективные различия в подходах к созданию норм оказываются столь существенными, а сила традиции в мышлении правоприменителей столь сильной, что порой такие нормы либо оказываются невостребованными практикой, либо используются для оправдания произвола и торжества права силы.

В контексте сочетания публичного и частного начала особый интерес представляет норма части 1.1. статьи 56 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» (далее – Федеральный закон «Об основных гарантиях…»)1, запрещающая агитацию, нарушающую законодательство Российской Федерации об интеллектуальной собственности. В сочетании с жесткой санкцией, предполагающей лишение статуса кандидата2, новелла3, по замыслу законодателя, должна была стать эффективной мерой противодействия неправомерному распространению агитационной информации в эпоху сравнительно простой технической воспроизводимости объектов интеллектуальной собственности. Однако этого не случилось. Норма скорее превратилась в объект манипулирования для достижении требуемого политического эффекта.

Анализ судебной практики применения части 1.1. статьи 56 Федерального закона «Об основных гарантиях…» в одной только Самарской области выявляет поразительное разнообразие мотивировок при рассмотрении обращений об отмене регистрации кандидатов (списков кандидатов). Так в Решении от 5 марта 2007 года судья Самарского областного суда, отказывая в отмене регистрации списка кандидатов, выдвинутого региональным отделением партии «Единая Россия», указывает на отсутствие претензий правообладателей как на одну из причин, препятствующих удовлетворению обращения4. Но уже 22 февраля 2008 года ничто не мешает судье Автозаводского районного суда города Тольятти отменить регистрацию кандидата С.И. Андреева без всякого обращения правообладателей5. Судья так и пишет: «закон не связывает применение такой меры конституционно-правовой ответственности, как отмена регистрации кандидата по причине нарушения им при проведении агитации законодательства об интеллектуальной собственности с обязательным наличием обращений кого-либо из авторов или их правопреемников за судебной защитой своих прав». О причинах столь кардинальной смены правоприменительного курса остается лишь догадываться.

Несмотря на неоднозначную оценку решения об отмене регистрации кандидата С.И. Андреева, полагаем, что его мотивировка все же оказалась ближе к пониманию публично-правового назначения нормы о недопустимости нарушения законодательства об интеллектуальной собственности. Отмена регистрации кандидата на выборах – мера конституционно-правовой ответственности, предусмотренная Федеральным законом «Об основных гарантиях избирательных прав…». Назначение данного закона – определение основных гарантий реализации конституционного права на участие в выборах и референдумах6, а не защита права интеллектуальной собственности, имеющего частно-правовую природу.

Информационное обеспечение выборов, элементом которого является предвыборная агитация, согласно статье 44 Федерального закона «Об основных гарантиях…» — это деятельность, направленная на обеспечение осознанного волеизъявления граждан. Электоральный эффект нарушения законодательства об интеллектуальной собственности при проведении агитации состоит в том, что кандидат или избирательное объединение неправомерно используют объект, созданный творческим трудом другого лица в целях достижения политического эффекта – в конечном счете для борьбы за власть. В результате правонарушения создаются условия, способствующие искажению волеизъявления избирателей, избирательный корпус целенаправленно вводится в заблуждение относительно качеств кандидата (кандидатов), имеющих значение для его участия в выборах, под угрозу ставится полноценная реализация принципа свободного и добровольного волеизъявления. Форма и способ совершения данного нарушения не имеют определяющего значения для охраны избирательных прав. Отсылка к законодательству об интеллектуальной собственности в диспозиции нормы части 1.1. статьи 56 Федерального закона важна лишь для квалификации правонарушения, тогда как санкция в форме отмены регистрации кандидата является публично-правовой, направлена на обеспечение состояния защищенности политических, а не гражданских прав. Экономический эффект нарушения тоже, разумеется, присутствует, но не должен определять реализацию норм Федерального закона «Об основных гарантиях…». В этих условиях ссылки на обязательность заявления правообладателя для применения мер конституционно-правовой ответственности выглядят не вполне уместными, а отказ в удовлетворении требований по мотивам отсутствия его обращения за защитой – необоснованным. Необходимость реализации интеллектуальных прав не ставится под сомнение, но применение норм Федерального закона «Об основных гарантиях…», не должно зависеть от судьбы частно-правовой инициативы правообладателя.

Целям соблюдения законодательства об интеллектуальной собственности в предвыборной агитации соответствовал бы скорее не поиск правообладателей и их привлечение к участию в деле, а активная позиция государственных органов – прежде всего избирательных комиссий – в выявлении соответствующих нарушений и привлечении виновных к ответственности. Однако сама по себе активность комиссий скорее всего окажется недостаточной. Прежде всего по объективным причинам: при нынешнем многообразии форм и методов предвыборной агитации сил и средств избирательных органов вряд ли будет хватать для своевременного выявления всех возможных нарушений законодательства об интеллектуальной собственности, их квалификации и привлечения к ответственности нарушителей. Поэтому активность со стороны организаторов выборов следует дополнить встречным движением тех лиц, которые извлекают политическую выгоду из избирательного процесса – кандидатов и избирательных объединений. В качестве меры для оценки перспективы дальнейших новаций, целесообразно введение правила об обязательном представления документа, подтверждающего правомерность использования объекта интеллектуальной собственности, принадлежащего другому лицу, в печатных, аудиовизуальных и иных агитационных материалах кандидата, избирательного объединения, распространяемых на условиях, предусмотренных с пунктом 3 статьи 54 Федерального закона «Об основных гарантиях…». По аналогии с мерами, направленными на защиту изображения физического лица7, также следует предусмотреть возможность того, что в случае размещения агитационного материала на каналах организаций телерадиовещания либо в периодическом печатном издании указанный документ предоставляется в избирательную комиссию по ее требованию.

Реализация этих новаций позволит комиссиям ориентироваться в оценке использования объектов интеллектуальной собственности, эффективнее определять содержание агитации и не допускать распространения незаконных материалов. В перспективе это должно привести к сокращению случаев нарушения части 1.1. статьи 56 Федерального закона «Об основных гарантиях…», а значит, и к сокращению случаев отмены регистрации кандидатов.